Понтекорво Тито (Дубна)

Понтекорво Тито

Один из конезаводчиков России, специализирующийся на породе ахалтекинцев.
Один из трёх сыновей Бруно Понтекорво. По образованию биолог. В Дубне известен в первую очередь как инициатор и непосредственный участник строительства конюшни в Ратмино, а также организатор клуба верховой езды. Один из конезаводчиков России, специализирующийся на породе ахалтекинцев. История дела, теперь уже получается, всей его жизни, вкратце такова. Тито приобрёл двух коней, после чего они стали естественным путём размножаться. Тогда Тито прикупил ещё коней, и всего их стало двенадцать. Справедливости ради следует уточнить, что не все из них, видимо, были кони, были среди них и лошади, иначе размножение коней противоречило бы природе вещей. В 1980 году Тито оформил договор дарения коней Институту. Впрочем, как выяснилось потом, не насовсем, а только на время, пока они станут на ноги.

Строительство конюшни в Ратмино стало важной вехой в развитии городского коневодства. В 1987 году Тито Понтекорво удалось одержать победу над "антилошадниками", но уже в начале девяностых, когда ?зелёные?, его идейные противники, пришли в горсовет, ему пришлось законсервировать конюшню и эмигрировать в деревню Святьё. А после этого были Соединённые Штаты (штат Техас), где Тито Понтекорво за четыре года упорного труда вырос в крупного конезаводчика. После этого ему хотелось бы вернуться в родной город на белом коне, чтобы капитально отремонтировать своё первое детище и вдохнуть в него новую жизнь.

Сын знаменитого академика Бруно Понтекорво положил жизнь на создание в подмосковной Дубне школы верховой езды. Сейчас об этом напоминают роскошные развалины конюшни, издали напоминающие элитный дом отдыха. Но там никого нет. Ни людей, ни лошадей.
В Дубне до сих пор прекрасно помнят выдающегося ученого, академика Бруно Понтекорво, итальянца, покинувшего родную страну в годы правления дуче и всю жизнь проработавшего в Объединенном институте ядерных исследований (ОИЯИ). Блестящий физик, яркая, темпераментная личность, он считал Россию своей второй родиной.
Его сын Тито, которого привезли в Россию четырехлетним мальчишкой, тоже стал ученым, но не физиком-ядерщиком, а океанологом. С детства Тито любил лошадей. Ему было 6, когда отец позволил оседлать коня, но с условием, что он будет присматривать за деревенскими свиньями. Малыш с радостью согласился. Коллеги Бруно ахали от ужаса: сын академика - свинопас! Но мальчишке было наплевать. Он вообще рос упрямцем. Из пионеров его исключили, в комсомол сам не пошел, ни в каких партиях никогда не состоял. Интересовался только наукой и лошадьми. Потому и решил основать в подмосковном наукограде детскую школу верховой езды.
Первую свою лошадь он купил у цыгана. Тут же начались проблемы: не принято держать лошадь в частных руках, говорили ему чиновники разных рангов. Приходили из милиции, из жэка. Закона, запрещающего иметь лошадь, вроде не было. Но покупать можно только на мясо, через райпотребсоюз. Пришлось Тито вступать в ряды этого общества и скупать породистых лошадок по "убойной" цене. Порой несказанно везло: так, отличного рысака по кличке Визит Понтекорво приобрел за 127 рублей 20 копеек. Иностранные ценители потом предлагали ему 15 тысяч.
В начале 80-х годов Тито решил начать строительство конно-спортивного комплекса в деревне Ратмино на окраине Дубны. Деньги на это грандиозное сооружение брал в кредит у всех, кто давал. В том числе у ОИЯИ. Последние кроны, доставшиеся ему в наследство от шведской бабушки, вбухал в главное дело жизни.
Конюшни получились воистину царские. Красного кирпича, с огромной площадкой для прогулок четвероногих красавцев, они напоминают средневековый замок с затейливыми башенками и высокими сводами окон-бойниц. Видимо, именно поэтому на роскошное здание кто только не посягал: чиновники пытались передать его в аренду парусному клубу, экологам, устроить там гостиницу, ресторан, загородный клуб, грязелечебницу… Почти все были активно против конюшни: лошади, дескать, погрызут уникальный ратминский бор. "Да не едят лошади сосновую кору!" - резонно возражал Тито Понтекорво. Да и не конюшня это, а настоящий "дворец для лошадей", слышалось в ответ. И, кстати, на какие деньги выстроена конюшня? Чиновников от науки вовсю душила жаба.
"Антилошадиная" кампания достигла апогея летом 1987 года, партком ОИЯИ вынес вопрос о конюшне на обсуждение в лабораториях института. Собрания были горячими и не обходились без личных выпадов и прямых оскорблений. В конфликт ввязался чуть ли не весь город. Тито взывал к здравому смыслу и на каждом собрании предлагал использовать конюшню по ее прямому назначению. Он выступал с поистине итальянским темпераментом и, вспоминают институтские "старожилы", пригвоздил к позорному столбу всех тех, кто мешал его любимому делу. Когда он говорил: "Какой-то бюрократ Денисов...", - лицо его темнело от гнева. Пламенный призыв "бороться с бюрократами" услышали далеко не все. Многих настораживало то, что конюшня появилась как в сказке, за считанные полтора года, в то время как институтский профилакторий к тому времени строился уже десять лет, а конца строительству еще не было видно.
Тито и его команда дежурили на конюшне ночами. "Бывало, мне и морду били, - вспоминает почетный конюх, - и ямки рыли, чтобы лошади ноги ломали. Гвозди втыкали в землю. Двум кобылам прутья в промежность засунули, одна из них погибла"…
Заниматься любимым делом Понтекорво в Дубне так и не дали. Он перебрался в соседнюю Тверскую область, в Кимрский район, стал фермером и зарегистрировал хозяйство "Ахалтекинец".
Затем он уехал в США (штат Техас), где за четыре года упорного труда вырос в крупного конезаводчика. А после этого, можно сказать, на белом коне вернулся в родной город. Но там уже не остался.
Сейчас он живет в Кимрском районе. Все в его хозяйстве сияет музейной чистотой. Все есть: курятник (жеребята обожают куриные яйца), коровник, гараж с мастерскими, склады и зерносушилки, ветеринарные лаборатории, лазарет для четвероногих, даже операционная, бесплатная аптека и артезианская скважина с лечебной минеральной водой. Работают у него только профессионалы - люди, которые так же, как он, знают толк в лошадях и любят их. Окружает себя исключительно умными и порядочными людьми: "У меня, - говорит, - с детства аллергия на идиотов". Племенные лошадки, которых выводит Тито в своем хозяйстве, ценятся во всем мире. Олимпийская чемпионка Елена Петушкова приехала к Понтекорво сама, чтобы своими глазами увидеть, как рождается чудо. И решила со знаменитым конюхом сотрудничать.
Итальянец по отцу, швед по матери, уроженец канадского Монреаля, взявший в жены красавицу-грузинку, он - типичный русский интеллигент, мечтающий прежде всего не о собственном благополучии, а о возрождении России.